Звоните
8(919)770-20-38
(в Москве)
Главная >  Январь 2010 

 

Опора России подготовила письмо в Генпрокуратуру об оспаривании вопроса отнесения АЗС к пожароопасным производственным объектам


Вопрос лицензирования автозаправочных станций как пожароопасных производственных объектов на сегодняшний день остается одним из самых острых для топливных операторов. Президент Нефтяного клуба Санкт-Петербурга Олег Ашихмин 25 ноября на общем собрании клуба подчеркнул, что лицензирование АЗС жестко лоббируется МЧС. В частности, он заявил, что МЧС и Верховный Суд пытаются навязать лицензирование АЗС, что повлечет за собой дополнительную финансовую нагрузку для операторов топливного рынка . Олег Ашихмин напомнил о прошедшей недавно в Москве встрече бизнесменов - членов общероссийской общественной организации Опора России с генеральным прокурором России Владимиром Устиновым.

 

Представители топливных компаний в лице вице-президента Российского топливного союза Евгения Аркуши хотели знать - нужно ли АЗС получать лицензию, как пожароопасному производственному объекту (ППО) (на чем настаивает МЧС РФ), хотя производственным объектом АЗС при этом не является, поскольку на них ничего не производится? При этом МЧС признает, что на АЗС нефтепродукты хранятся. Но они хранятся и в баках автомобилей, и в канистрах с маслами на полках магазинов, и в данном случае о лицензировании ППО никто не говорит.

 

Владимир Устинов согласился с тем, что автозаправочную станцию производственным объектом назвать достаточно сложно и предложил РТС подготовить и направить соответствующее письмо в Генпрокуратуру.

 

В разговоре с Аu92 Евгений Аркуша заявил, что АЗС является пожароопасным объектом, однако, его пожароопасность контролируется службами МЧС в соответствии с законом о пожарной безопасности и другими способами.

 

Тем не менее, соответствующее письмо генеральному прокурору РФ Владимиру Устинову было подготовлено. В нем содержится предложение опротестовать постановление Правительства РФ от 14.08.2005 года N 595 Об утверждения положения о лицензировании деятельности пожароопасных производственных объектов , в части установления содержания лицензируемого вида деятельности, как противоречащее Федеральному закону N 128-ФЗ и ч. 1 ст. 115 Конституции РФ.

 

По словам Олега Ашихмина, это реальный шанс отстоять точку зрения топливных операторов, и если эта попытка не увенчается успехом, нужно будет искать какие-то другие решения этого вопроса.

 

Ниже мы приводим полный текст письма в Генпрокуратуру.

 

Генеральному прокурору Российской Федерации Устинову В.В.

 

Об оспаривании в Верховном Суде Постановления Правительства РФ.

 

На Вашей встрече с представителями Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства России (далее ОПОРА РОССИИ), состоявшейся 17.11.2005 г., предпринимателями была затронута проблема правомерности требований нижестоящих прокуроров и МЧС РФ о лицензировании деятельности по эксплуатации автозаправочных станций (АЗС) в качестве пожароопасных производственных объектов .

 

Уважаемый Владимир Васильевич!

 

Основанием для предъявления таких требований является Постановление Правительства Российской Федерации от 14.08.2002 года N 595 Об утверждении положения о лицензировании деятельности пожароопасных производственных объектов (далее Положение ).

 

Лицензированию деятельность по эксплуатации пожароопасных производственных объектов подлежит в силу Федерального закона от 08.08.2001 г. N 128-ФЗ О лицензировании отдельных видов деятельности (п.п. 29 п. 1 ст. 17) (далее закон 128-ФЗ). Согласно ст. 5 названого закона положения о лицензировании конкретных видов деятельности утверждает Правительство РФ. При этом законодатель в тексте закона N 128-ФЗ не дает исчерпывающего толкования и квалификационных признаков видов деятельности, подлежащих лицензированию. Положение , утвержденное Правительством РФ, также не содержит квалификационных (т.е. качественных и количественных) признаков лицензируемого вида деятельности.

 

В соответствии с п.1 этого Положения под пожароопасными производственными объектами понимаются объекты, на которых используются (производятся, хранятся, перерабатываются) легковоспламеняющиеся, горючие и трудногорючие жидкости, твердые горючие и трудногорючие вещества и материалы (в том числе пыль и волокна), вещества и материалы, способные гореть при взаимодействии с водой, кислородом воздуха и друг с другом . Данное определение сформулировано по аналогии с определением опасных производственных объектов , данным в Федеральном законе от 21.07.1997 г N 116-ФЗ О промышленной безопасности опасных производственных объектов (далее закон N 116-ФЗ).

 

Однако вышеуказанное определение в редакции Положения в законе N 116-ОЗ не содержится, но в приложении N 1 к нему дается классификация объектов, которые по приведенным признакам (в том числе и количественным!), могут быть отнесены к пожароопасным, взрывоопасным, экологически опасным и т.п. объектам Положение , введенное подзаконным актом, имеющим более низкий правовой приоритет, тем не менее, расширяет понятие пожароопасный объект и, в отсутствие квалифицирующих признаков, дает возможность его неправомочной трактовки со стороны органов, уполномоченных в области лицензирования и контроля данного вида деятельности.

 

При этом принципы идентификации или конкретные перечни субъектов предпринимательской деятельности, подлежащих отнесению к пожароопасным производственным объектам в целях применения к ним ограничений в виде выполнения лицензионных условий при их деятельности, федеральным законом также не установлены. На этом основании к пожароопасным производственным объектам можно отнести и потребовать получения соответствующих лицензий на эксплуатацию любого объекта, подпадающего под признаки изложенного в Положении определения (например, на деятельность по эксплуатации торговых предприятий по реализации моторного топлива (автозаправочных станций), ликеро-водочных изделий, лако-красочной продукции или аэрозолей (хранение горючих жидкостей); библиотеки, склада, офиса и т.д. (наличие твердых горючих веществ и материалов), автомобилей (наличие горючих жидкостей) и т.п.

 

Приведенное в Положении определение пожароопасного производственного объекта является собирательной характеристикой целого перечня видов деятельности и сфер обращения конкретных товаров, имеющих свои характерные особенности в обеспечении мер безопасности при их производстве и последующем деловом обороте. По этой причине применение обременительных лицензионных условий, предназначенных для неограниченного перечня видов деятельности без учета их особенностей, необоснованно ограничивает права и свободы предпринимателей.

 

Вместе с этим, указанные объекты являются пожароопасными и поэтому контроль за выполнением нормативных требований безопасности при размещении, строительстве и приемке их в эксплуатацию уже системно обеспечивается территориальными органами МЧС России в порядке осуществления функций государственного пожарного надзора на основании Федерального закона от 21.12.1994 года N 69-ФЗ О пожарной безопасности и изданных на его основе нормативных документов (далее закон N 69-ФЗ). Принципы обеспечения пожарной безопасности пожароопасных объектов зафиксированные в законе N 69-ФЗ и изданных на его основании нормативных документах, концептуально не согласуются с требованиями закона N 116-ФЗ, регламентирующими промышленную безопасность опасных производственных объектов на стадиях их размещения, строительства и эксплуатации.

 

Однако в практике применения Положения на объекты, подпадающие по формальным признакам под оспариваемое определение, только на стадии эксплуатации налагаются обременения в виде лицензирования их деятельности согласно концепции закона N 116-ФЗ в отношении опасных производственных объектов . Включенные в указанное Положение... в качестве лицензионных следующие требования (о наличии договоров на обслуживание, заключаемых с формированиями пожарной охраны и аварийно-спасательных служб; обеспечение проведения экспертизы промышленной безопасности; наличие договора страхования риска ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц и окружающей среде; организация и осуществление производственного контроля за соблюдением требований пожарной и промышленной безопасности) отражают основные концептуальные положения закона N 116-ФЗ в области обеспечения безопасности опасных производственных объектов.

 

Федеральным законом N 128-ФЗ Правительству РФ не предоставлено право устанавливать содержание лицензируемых видов деятельности. Таким образом, указанное Положение в части установления содержания лицензируемых видов деятельности является принятым не в соответствии и не на основании закона N 128-ФЗ, что является нарушением ч.1 ст. 115 Конституции РФ.

 

Руководствуясь ст. 16 Федерального закона от 08.08.2001 года N 134-ФЗ О защите прав юридических лиц и предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора) , ОПОРА РОССИИ обращается к Вам с просьбой опротестовать в соответствии с п.3 ст.22 Федерального закона О прокуратуре Российской Федерации постановление Правительства РФ от 14.08.2002 года N 595 Об утверждении положения о лицензировании деятельности пожароопасных производственных объектов в части установления содержания лицензируемого вида деятельности как противоречащее Федеральному закону N 128-ФЗ и ч.1 ст. 115 Конституции РФ.

 

Рекомендуем ознакомиться:
- В Челябинске соберутся руководители МЧС России по Приволжско-Уральскому региону.
- Мачинский просит головы спасателей. Курганский прокурор требует наказать местных подчиненных Шойгу.

 

Главная >  Январь 2010