Звоните
8(919)770-20-38
(в Москве)
Главная >  Апрель 2010 

 

Пожарная вертикаль. Как могут погореть люди, которые занимаются тушением пожаров.


Чтобы понять почему, обратимся за опытом к соседям. На севере Тюменской области в очаге коррупционного «пожара» оказалось руководство противопожарной службы. В результате часть «пожарного» начальства Ямала арестована, а главный пожарный инспектор Приволжско-Уральского регионального центра МЧС, депутат и партфункционер от «Единой России» Борис Герштейн несколько месяцев безуспешно разыскивается прокуратурой ЯНАО.

 

Дмитрий Певцов: Сообщение 3 октября о в общем-то плановой проверке в управлении МЧС РФ по Свердловской области вызвало совершенно нездоровый ажиотаж в СМИ. И не потому, что мы следим за всеми проверками во всех ведомствах. Просто руководство ГУ МЧС РФ по Свердловской области давно находится под пристальным вниманием.

 

Сначала было дело...

 

Деятельность ямальских пожарных заинтересовала правоохранительные органы еще в начале 2006 года. В результате оперативной работы в апреле прокуратура ЯНАО возбудила девять уголовных дел, фигурантами которых стали сотрудники отрядов государственной противопожарной службы по охране нескольких муниципалитетов самого северного округа Тюменской области. Фигурантами уголовного дела стали начальники отрядов Красноселькупского, Тазовского и Ямальского районов, а также замначальника Главного управления МЧС РФ по ЯНАО, главного пожарного инспектора Евгения Маслова. Преступления, которые инкриминируются пожарным, предусмотрены частью первой статьи 285 УК РФ (Злоупотребление служебным положением). Не исключено, что это «северное» дело станет ниточкой в клубке коммерчески выгодных хитросплетений в структуре МЧС и на Среднем Урале.

 

«Два в одном»

 

По имеющейся официальной информации пожарных обвиняют в том, что они, используя служебную технику, обрабатывали жилые помещения огнезащитным раствором. По закону, такой работой должны заниматься специальные фирмы, но поскольку все вышеперечисленные районы относятся к труднодоступным, работу приходилось выполнять пожарным. С фирмами, которые должны обрабатывать жилые дома, у пожарных были заключены договоры субподряда. В этом благородном деле все хорошо, за исключением одной детали: здесь применялась хорошо отработанная схема участия в таких подрядах родственников. Дело в том, что подряд на осуществление этих работ получали несколько коммерческих организаций (одна из них — ООО «Спецсервис»), учредителем которых являлась гражданская супруга главного пожарного инспектора, Елена Шапиро. Как говорят источники «МК», близкие к следствию, эта история 3 — 4-летней давности относится к тому периоду, когда господин Герштейн был «простым» руководителем Управления государственной противопожарной службы (УГПС) УВД в ЯНАО. По имеющейся информации «семейный» бизнес Герштейна и Шапиро обошелся бюджету в 70 млн рублей: противопожарной обработкой зданий занимались государственная техника и пожарные — государственные служащие, а прибыль получили коммерсанты.

 

Дальше — больше. В ходе той же проверки всплыла достаточно запутанная схема взаимоотношений структурных подразделений МЧС, позволяющая эксплуатировать хорошо известные «откатные» схемы, возникающие, например, в ходе непрозрачных тендеров на проведение работ.

 

Оперативная работа по сотрудникам ПУРЦа продолжилась не только на Ямале, где следствие, по сути, уже подходит к концу. Ниточка с Севера вывела на Свердловскую область. Так, в рамках расследования «дела Герштейна» правоохранительные органы обнаружили несколько прелюбопытнейших деталей. В ходе выемки документов в офисе одной из проходящих по этому делу фирм. Например, в компьютере ООО «Спецпредприятие «Фонд пожарной безопасности» была обнаружена некая бухгалтерская отчетность. Впрочем, называть такую отчетность бухгалтерской можно лишь с натяжкой. В компьютере, изъятом в ходе выемок, нашелся документ с записью «откат для МЧС — 175 тыс. рублей». Стоит отметить, что указанное «Спецпредприятие «ФПБ» располагается в одном из пожарных депо Екатеринбурга на ул. Белинского. В ходе проверки было также установлено, что данное ООО связано со свердловским ГУ МЧС хотя бы тем, что арендует это помещение. При этом известно, что договор аренды подписан руководителем ГУ МЧС по Свердловской области Василием Лахтюком без согласования с областным Федеральным агентством по управлению федеральным имуществом.

 

Приволжско-Уральский региональный центр представляет собой федеральную структуру, включающую в себя территориальные Управления МЧС 21 субъекта Российской Федерации, такие как ГУ МЧС по Свердловской области. В соответствии с федеральным законодательством, ПУРЦ является контролирующим органом за исполнением пожарной требований безопасности регионе. В свою очередь ГУ МЧС в Свердловской области выполняет соответствующие функции на Среднем Урале. Пост руководителя этой структуры несколько лет занимает генерал-майор внутренней службы Василий Лахтюк. Исполнительные функции — то есть осуществление мер пожарной и прочей безопасности находится в компетенции областных властей. Свердловская область — не исключение. Согласно областному закону, реальное исполнение программ, например, по защите социальных объектов, возложено на областное Управление гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций и пожарной безопасности (ГУ ГО и ЧС и ПБ). Организацию со столь длинным названием также возглавляет Василий Лахтюк. Если следовать формальной логике, то областное ГУ МЧС должно контролировать деятельность областного ГО и ЧС. В частности, следить за правильным и рациональным расходованием средств областной структурой ГО и ЧС и ПБ. В данном же случае обе эти должности заняты одним человеком.

 

Что такое МЧС

 

Официально же руководство МЧС говорит, например, о неготовности тех же социальных объектов, то есть школ. Ведь если верить информации, озвученной еще в конце августа, то получается что больше половины школ Среднего Урала не готовы к учебному году. Если точнее, то, как заявлял начальник областного управления МЧС Василий Лахтюк, из полутора тысяч учебных заведений только 20% отвечают требованиям безопасности. По его словам, пути эвакуации не соответствуют требованиям пожарной безопасности и отсутствует огнезащита на деревянных конструкциях, на обработке которых «погорели» упоминаемые нами ямальские пожарные.

 

Мы не беремся утверждать, что бюджетные средства расходуются не по назначению (вот и плановая проверка прокуратуры их нецелевого использования не выявила). Скажем лишь об объеме финансирования. Сумма средств, выделяющихся из бюджета на эти программы, за последние два года составила около 260 млн рублей. Однако, по имеющимся данным, несколько лет подряд заказы на освоение бюджетных средств (например, на противопожарное обеспечение детских домов в Свердловской области) получают несколько едва заметных фирм. Фигурируют и их названия. Это, например, ООО «Точные технологии», «Фортуна-Сервис», «Промпожпродукт», а также «Лессстройпром». Про первые три неизвестно практически ничего, последнее лишь упоминается одной строчкой на сайте Управления налоговой инспекции по Свердловской области. Злые языки говорят о том, что именно эти фирмы и давали 10-процентный откат за получение подрядов или заказов на поставку средств пожаротушения.

 

Рекомендуем ознакомиться:
- На пороховой бочке. Миллионы россиян живут в непосредственной близости к опасным объектам.
- Пожарная вертикаль. Как могут погореть люди, которые занимаются тушением пожаров..
- Пожарный инспектор обязан быть не милым и любезным, въедливо мелочным.

 

Главная >  Апрель 2010