Звоните
8(919)770-20-38
(в Москве)
Главная >  Сентябрь 2010 

 

Четыре года для генерал-майора. Прокуратура считает, что вина руководства областного Управления исполнений наказаний полностью доказана


Пожар в здании областного УИН произошел утром 15 марта 2004 года. По мнению следствия, очаг возгорания находился в кабинете начальника отдела безопасности подполковника внутренней службы Андрея Новоселова. Как установили эксперты, пожар возник из-за непотушенной сигареты, якобы оставленной в кабинете. Прокуратура настаивает, что именно непотушенная сигарета в кабинете Новоселова стала непосредственной причиной пожара. Поэтому он обвиняется в нарушении правил пожарной безопасности, повлекшем по неосторожности смерть двух или более лиц.

 

В областном суде состоялись прения сторон по делу о пожаре трехлетней давности, в котором погибли шесть офицеров УИН. Прокуратура обвиняет в этом начальника Управления генерал-майора Виктора Соломатина, его заместителя Леонида Гробивкина, руководителя ведомственной пожарной службы Владимира Кондрашенкова, а также бывшего начальника отдела безопасности Андрея Новоселова. Всем четверым прокурор попросил назначить сроки наказания, не связанные с лишением свободы. А сами офицеры и их адвокаты заявили, что следствие так и не установило истинную причину пожара, и требовали для себя полного оправдания.

 

Такое же наказание прокурор предложил и для начальника УИН, обвиненного в халатности. По мнению Владимира Самочернова, генерал-майор «не организовал должного контроля за подчиненными, взаимодействия ведомственной противопожарной охраны с государственной». Кроме того, Соломатин якобы допустил, что «пути эвакуации были отделаны горючими материалами, а пожарные краны разукомплектованы». Еще двух высокопоставленных офицеров — заместителя начальника управления Леонида Гробивкина и руководителя ведомственной противопожарной службы Владимира Кондрашенкова — прокурор просил приговорить в пяти годам условно. Каждого. Кроме этого, всех четверых предложили лишить права занимать должности на госслужбе на ближайшие три года.

 

Трагедия случилась в трехэтажном здании ГУИН на проспекте Дзержинского, которое было построено еще в 30-е годы прошлого века и реконструировано в 1998 году. Как было установлено позже, в здании областного ГУИН не были соблюдены требования пожарной безопасности. Органы пожарной охраны неоднократно выписывали предписания о необходимости соблюдать правила пожарной безопасности. Но эти требования выполнены не были, и трагические последствия пожара стали следствием халатности. За четверть часа огонь поглотил все три этажа здания, а потушить его удалось только на вторые сутки. По автолестницам и лестничным маршам пожарным удалось эвакуировать 21 человека. Огонь унес жизни шестерых сотрудников. Одни задохнулись в дыму, другим путь к спасению преградили металлические решетки на окнах. Еще девять человек получили телесные повреждения. Кроме того, было повреждено и уничтожено имущество на общую сумму более четырех миллионов рублей. Гособвинитель Владимир Самочернов, выступивший позавчера в судебных прениях, просил суд назначить Новоселову четыре года лишения свободы условно.

 

Адвокаты подсудимых полностью не согласились с мнением прокуратуры. Они потребовали оправдать своих подзащитных. Защитники не согласились с мнением прокуратуры, что, дескать, гибель людей произошла из-за недолжного контроля за подчиненными. Согласно показаниям свидетелей, фирма, выполнявшая в 2001 году ремонт в здании управления, обработала стеновые панели огнезащитной пропиткой. Кроме того, адвокаты напомнили о требованиях, согласно которым на окнах кабинетов, где хранятся секретные документы, должны быть металлические решетки. А о том, какими именно должны быть решетки — распашными или сплошными, — в инструкциях ничего не говорится. Защитники утверждали, что эвакуация людей проводилась грамотно. Более полусотни сотрудников были эвакуированы через выходы, столько же — через окна, удалось спасти оружие и документы. Кроме того, адвокаты заявили, что на местах, где находился очаг возгорания, был обнаружен тройник со следами короткого замыкания, что означает техническую версию возгорания, а непотушенный окурок здесь ни при чем. Предположительно приговор будет вынесен 30 октября. Кстати, сейчас на месте сгоревшего здания УИН стоит почти достроенное из красного кирпича. Хочется надеяться, что новое здание отвечает всем требованиям.

 

Со стороны потерпевших свою точку зрения высказала Татьяна Шерстнева, потерявшая в трагедии дочь — старшего лейтенанта Анну Шерстневу. Она предъявила руководству УИН гражданский иск на семь с половиной миллионов рублей и поинтересовалась судьбой средств, поступивших в фонд помощи семьям погибших офицеров.

 

Рекомендуем ознакомиться:
- Завершена работа над текстом решения семинара-совещания по совершенствованию системы тушения лесных пожаров в ХМАО.
- Москва пожароопасная. Жители города рискуют сгореть в пожарах.
- Пожар в московском институте: цена беспечности, что проступает сквозь дым отечества.
- Фейерверк проблем или зажигаем правильно.
- Пожар в ВУЗе: погибшие - есть, виновных нет?.

 

Главная >  Сентябрь 2010