Звоните
8(919)770-20-38
(в Москве)
Главная >  Октябрь 2010 

 

Латвия. Глава пожарных: "Люди у нас несознательные". Главный пожарный страны Айнар Пенцис призывает задумываться о своих поступках, чтобы потом о них не жалеть.


После каждого такого случая на самом высоком уровне говорится о необходимости кардинальных улучшений в профилактической работе, принимаются различные постановления и распоряжения. Ну что? Как погибали, так и погибают.

 

Каждой зимой в Латвии традиционно случаются пожары, от которых общество впадает в шок. В прошлом году это была трагедия в многоэтажке в Межапарке, унесшая жизни 4 человек. В нынешнем — в пансионате Re i в Алсунге Кулдигского района погибло 23 человека. А недавно опять задохнулись дети и их мать в загоревшейся квартире в Межциемсе, пишет "Телеграф".

 

Кто виноват

 

Так что же надо предпринять, чтобы жертв "красного петуха" стало меньше? Своими рецептами делится председатель Государственной пожарно-спасательной службы страны генерал Айнар ПЕНЦИС.

 

— Понимаете, если бы у нас было хотя бы мало-мальски сознательное общество, то подобных проблем не было бы. К примеру, в Чехии, где я был в командировке на прошлой неделе, живет 10 миллионов. При этом их потери в пожарах 130—140 человек в год. У нас население составляет 2,2 миллиона, а за год в огне погибает 200—300 человек. Почему? Потому что в Чехии принято соблюдать законы и правила. А в Латвии многие считают, что законы на них не распространяются. Вот, скажем, в Правилах дорожного движения прописано, что машины во дворах и внутриквартальных проездах должны парковаться так, чтобы не препятствовать проезду спецтранспорта. Но у нас правовая культура хромает на обе ноги. А когда случается беда, мы начинаем искать виновных. Еще не было ни одного случая за время моей практики, чтобы пожарная охрана была виновата в самом пожаре. Мы ликвидируем уже последствия возгорания. А его причины всегда комплексны. Прежде всего это запоздалый вызов. Когда же наши работники приезжают на место, то им приходится вскрывать железную дверь, распиливать решетки на окнах, пробираться через заваренные люки на балконах и так далее. А потом к нам же и претензии: мол, неправильно подъехали, почему действовали именно так, а не иначе. И это вместо того, чтобы следовать элементарным правилам противопожарной безопасности.

 

— Господин Пенцис, судя по тому, что число гибнущих в пожарах в Латвии остается на очень высоком уровне, можно предположить: все слова официальных лиц после очередной трагедии — профанация бурной деятельности. А вы видите какой-то выход из тупика?

 

— Такие претензии может предъявлять только абсолютно некомпетентный человек. Поэтому я и решил не спорить с ней, когда был в программе на ТВ в прямом эфире. Женщину можно понять, она потеряла своих близких. Однако заводить дискуссию о процессах горения, этапах прохождения пожара, влияния высокой температуры на разные предметы не было смысла. Если у людей есть интерес, пусть приходят в наш колледж, где специалисты объяснят всю теорию — от "а" до "я".

 

— Недавно Надежда Лысенок (бабушка единственного оставшегося в живых после трагедии в Межапарке мальчика), потерявшая практически всю свою семью, написала открытое письмо с обвинениями в адрес вашего ведомства. Как вы можете их прокомментировать?

 

— Если говорить о тенденциях, то они таковы: за 11 месяцев 2007 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого количество пожаров снизилось на 39%, а жертв на 16%. Но еще надо оценить причины этой обнадеживающей тенденции. Впрочем, почивать на лаврах еще рано. Количество пожаров еще очень велико. И чаще всего они происходят из-за неосторожного обращения с огнем.

 

— И все-таки, можно ли говорить, что принятые Кабинетом министров и Рижской думой после минувших трагедий меры по усилению профилактики пожаров принесли хоть какие-нибудь результаты? Стало ли безопаснее жить латвийцам?

 

— Как же тогда добиться соблюдения Правил пожарной безопасности в том же самом жилом секторе?

 

Понимаете, Закон о пожарной безопасности и разработанные на его основе Правила КМ ответственность за нарушение этих документов возлагают на хозяина дома. Но представители Пожарной инспекции не имеют права заходить в жилой сектор для проверки. Они имеют это право только в случае, если есть подозрение на пожар или на угрозу его распространения. Скажем, могут вскрыть квартиры на четвертом этаже, если горит на пятом. Ведь огонь распространяется на все четыре стороны. Потом недвижимость сдается под охрану полиции.

 

Когда уже поздно

 

— Это и есть вопрос сознательности и законопослушности жильцов. Люди считают: зачем нам выполнять требования (к примеру, хотя бы установить у себя в квартире звуковые дымовые детекторы)? Куда проще обвинять в невыполнении своих обязанностей других.

 

— Последнее пожарное депо в Риге построено в 60-х годах прошлого века. А вы же понимаете, как сейчас разрослась Рига. К тому же, например, отсюда, где мы сидим (угол улиц Тургенева и Маскавас. — Прим. А.Ф.), пожарные расчеты едут на вызов в Саласпилс через все автомобильные пробки — в этом городе нет своего пожарного депо. Конечно, ближе находится депо на улице Крустпилс, но преодолеть железнодорожный переезд в час пик быстро невозможно. Пожар произошел в Марупе, а ближайшая часть находится возле Каменного моста на улице Акменю. Мы неоднократно обращались к нашему руководству в Министерство внутренних дел. Руководство Рижской думы даже выделило земельный участок под строительство нового депо. Но денег на возведение объекта никто не дает. Все это происходит от общей нашей бедности. По нормативам частота расположения пожарных депо должна быть такова, что до любой точки латвийской столицы пожарная машина могла бы доехать за пять минут. В провинции же все зависит от плотности населения. В районных центрах норматив составляет 15 минут, а в менее заселенных местах — до 25 минут.

 

— И все же пожарные не отличаются оперативностью. Возьмем, к примеру, недавний случай, когда горела новостройка в Марупе. Ваши люди приехали, когда огонь уже полыхал вовсю.

 

— В довоенной Латвии этим занимались прежде всего добровольные пожарные команды. В советское время они фактически были ликвидированы и переданы в распоряжение колхозов. Люди как бы числились добровольцами, но получали зарплату в колхозе. Местные самоуправления от этой роли ушли. Когда же колхозы были распущены, то распродали и имущество пожарных команд. Технику растащили по хуторам или разворовали.

 

— И в результате хутора выгорают полностью, прежде чем приезжают огнеборцы. Кто же должен тушить огонь на селе?

 

— Пожарные депо Государственной пожарно-спасательной службы расположены в Риге, а также в каждом районном центре и крупных городах. Кое-где добровольные пожарные части финансируются местными самоуправлениями, как, к примеру, в Лиелварде. Но они сезонные. Обеспечить теплый гараж для содержания пожарной машины многим волостным управам не по карману. Поэтому зимой и тушат пожары в основном люди в погонах, работники нашей службы. Ну а пока мы доедем до места, проходит много времени.

 

— Но это было 15 лет назад. Неужели новая структура пожаротушения так и не создана?

 

— Одно дело, когда горит дом, построенный еще в прошлом веке. Но как быть с пожарами в новостройках? Ведь существует же Пожарная инспекция, которая должна принимать объект и смотреть, как он возведен?

 

Пусть хозяин отвечает

 

Контролировать некому

 

— Мы уже долгое время бьемся над тем, чтобы пожарные инспекторы не принимали малозначительные постройки и жилые дома до пяти этажей, где контролироваться будут только места общего пользования. Ведь жилье всегда будет частной собственностью. И дело каждого хозяина следить за пожарной безопасностью. Возьмем, к примеру, частный дом. Вплоть до середины прошлого года застройщику требовалось получить в пожарной службе стандартные технические условия о соблюдении правил пожарной безопасности. Но они ни к чему не обязывали. Ведь проверить потом, соблюдались ли они, инспектор не мог. К примеру, очень часто в частных домах загораются дымоходы из-за того, что строители сэкономили на трубах и установили более дешевые образцы. Они быстро нагреваются, и если нет должной теплоизоляции, то моментально загораются деревянные перекрытия. Визуально это проверить инспектор не может. Ему никто не даст права вскрывать обои и смотреть, к примеру, электропроводку. Но когда происходит пожар, к ответственности строительную бригаду или архитектора привлечь очень трудно. Гораздо проще обвинить во всем пожарных.

 

Рекомендуем ознакомиться:
- Кипр отказался от российских вертолетов.
- Одной из основных причин масштабных для Улан-Удэ последствий аварии на ТЭЦ -1 стало отсутствие квалифицированных пожарных....
- Как вести себя во время ЧП в метро: инструкции.
- «Брегет» — это не только швейцарские часы, но и уникальные украинские технологии.

 

Главная >  Октябрь 2010