Звоните
8(919)770-20-38
(в Москве)
Главная >  Ноябрь 2010 

 

Огонь в небе. Можно ли обезопасить небоскребы от пожаров?


Вне зависимости от того, построят скандальный 400-метровый "Охта-центр" или нет, высотному строительству в Петербурге дан зеленый свет. В районе Ладожского вокзала появятся 150-этажные офисные здания, в районе Лахты, где строится "Балтийская жемчужина", – 188-метровый торговый центр. Опять же Морской фасад также видят в небоскребном варианте. В связи с этим возникает множество вопросов, и не последний из них: как будет обеспечена безопасность людей в случае ЧП, например, при пожаре. Об этом и состоялся наш разговор с заместителем начальника Главного управления МЧС РФ по Санкт-Петербургу Андреем Плыгуном.

 

– Андрей Витальевич, насколько готовы питерские пожарные к ликвидации пожара в высотных зданиях?

 

– И техника, и оборудование у нас имеются. Личный состав проходит соответствующие тренировки. Но что касается небоскребов, существуют технические проблемы. У нас есть лишь 50-метровые лестницы, которые достают до 17-го этажа. Сейчас к нам пришли два телескопических подъемника, купленные за счет средств города, длиной 72 метра – это 22–25-й этаж. На сегодняшний день это максимум, что может предложить мировая индустрия. Но это эксклюзивная техника, которой и в Европе-то штуки три всего.

 

Связывать высотное строительство с наличием в пожарных подразделениях высотной техники не совсем корректно. Во всем мире безопасность решается конструктивными вещами. Ее закладывают еще на стадии проектирования.

 

Например, мы изучали опыт Нью-Йорка. Там проводится целый комплекс мероприятий, вплоть до того, что в районе небоскреба организуется специальное пожарное депо. Их задача — обслуживать 3–4 небоскреба. Такой мерой достигается нормальное время реагирования на ЧП, осуществляется специализированная подготовка личного состава.

 

– В Петербурге будет так же?

 

– На сегодняшний день законодательством, как федеральным, так и городским, это не предусмотрено. Однако уже на уровне проектирования "Охта-центра" мы планируем создание внешней пожарной части. Пока это все на стадии проработки, так как мы не сталкивались с подобными объектами. Наверное, там будет специальная пожарная машина, высотная автолестница, может быть из новых. Но в планах пока только "Охта-центр". Остальные высотки пока планируется обслуживать в обычном режиме.

 

– А как быть, если пожар произойдет на этаже, куда не достают пожарные лестницы?

 

– Теракт 11 сентября показал, что в случае катастрофы на этажах выше возможности лестниц сделать ничего нельзя. За зоной конвективных потоков (теплый воздух по законам физики поднимается вверх) снять людей с крыши практически невозможно. Вертолет просто упадет. Если катастрофа техническая, то эвакуация через крышу возможна, но только не в случае пожара.

 

Существуют другие методы спасения людей. Через фасады зданий, создание путей эвакуации внутри здания. Это, собственно, и является задачей пожарных расчетов. И опять, я особо подчеркну, конструкторы должны заложить в проект нормальные пути эвакуации людей.

 

По тушению пожаров на большой высоте также имеются проблемы – подача огнетушащих веществ. Для этого нужен специализированный пожарный вертолет. Они есть в России – разработаны на базе вертолета К-3 Мы активно прорабатываем вопрос закупки с правительством города.

 

Приобретение вертолета прекрасно укладывается в разрабатываемую ныне программу деловой и служебной авиации. Первые ласточки ее уже имеются: созданы вертолетные площадки у Больницы скорой помощи имени Джанелидзе и у Первой детской городской больницы. Но они предназначены для экстренной эвакуации пострадавших с мест ДТП, аварий и т. д.

 

– Насколько я понимаю, технический вопрос еще не все. Остается проблема еще и с подъездом к домам, и особенно к высотакам, в которых будут жить и работать тысячи людей.

 

– Это серьезная проблема, которая требует комплексного подхода. Здесь должны быть жесткие штрафные санкции для людей, занимающих пожарные проезды. Мы тоже работаем с законодателями, но тут много вопросов чисто юридических.

 

Большинство людей к нашей работе относится с пониманием. Каждый третий притормозит и пожарную машину пропустит. Но не всегда. Бывает и такое: первый и второй ряд пропускают нашу машину, а сзади какой-нибудь ухарь вылетает – и вот вам ДТП. И машина разбита, и мы на пожар не приехали.

 

Про пробки и говорить не хочется: хоть обкричись, хоть обмигайся, но машинам некуда деться. Мы и по встречке объезжаем, и по газону, и по тротуару, но если город стоит...

 

Вот вам реальный пример: угол Садовой и Большой Подьяческой. Там стоит вторая пожарная часть. Они порой в час пик не могут из гаража выехать по 15–20 минут. Приходится нашим бойцам выходить и разруливать ситуацию. Здесь речь уже не идет ни о каком нормативе прибытия на место пожара.

 

Виноваты ли в этом автолюбители? Не уверен. Они просто едут по дороге. Кто в этом виноват и что делать? У меня ответа, например, нет.

 

– Исходя из всего сказанного, получается, что людям, которые будут находиться в высотках, необходимо иметь представления о том, как действовать в случае ЧП.

 

– И это тоже. Подобные программы существуют, закреплены на законодательном уровне. Но вопрос, насколько они выполняются в реальности? Вот вы знаете, что делать при пожаре и где находится пожарный гидрант?

 

Система в принципе организационно работает – есть классы, система обучения, методические пособия, но люди туда не идут. Возможно, следует менять эту методику. Например, по инициативе нашего министерства разработана и реализуется программа, согласно которой в массовых скоплениях людей транслируются ролики, в которых рассказывается, как себя вести в экстренных ситуациях, как их избежать. Я, считаю, что нужны изменения в федеральном законе о рекламе, которые предусматривали бы, чтобы ролики с полезной информацией были включены в обычный поток рекламы. Тогда человек будет вынужден ее смотреть и запоминать.

 

Итак, вне зависимости от технической оснащенности питерских пожарных высотки были и остаются потенциально опасным объектом. Если учесть, что на данный момент российское законодательство не требует участия пожарных на стадии разработки проекта, то остается лишь один способ воздействия на застройщиков – на общественных слушаниях требовать четких ответов на вопрос о пожарной безопасности здания. Это первый вывод.

 

Второй вывод. Каждому проживающему или работающему в небоскребе необходимо знать и уметь действовать в чрезвычайной ситуации. А это уже вопрос к владельцам зданий.

 

Беседовал Василий ДЕНИСЕНКО

 

Кстати

 

23 ноября 1995 года – искра, вызванная коротким замыканием, подожгла Empire State Building в Нью-Йорке. Людей успели эвакуировать.

 

17 января 1996 года – загорелось самое высокое, 42-этажное здание NatWest Tower в лондонском финансовом центре. Никто не пострадал.

 

21 ноября 1996 года – пожар в небоскребе Garley Building считают самым ужасным за всю историю Гонконга. Погибло 40 человек, серьезные ранения получил 81.

 

23 февраля 1997 года – пожарные спасли 36-этажное здание President Tower в Бангкоке. До основания выгорели этажи с 7-го по 10-й, погибли 3 человека.

 

5 января 2000 года – пожар вспыхнул на крыше 32-этажного небоскреба в центре Филадельфии (Пенсильвания, США). Никто не пострадал.

 

2 августа 2000 года – пожар на 13-м этаже гонконгского небоскреба Immigration Tower. Сильные ожоги получили 47 человек.

 

28 августа 2000 года – огнем оказалось охвачено самое высокое сооружение Европы – Останкинская телебашня. На некоторое время была прекращена телетрансляции по всей России. Погибли 3 человека.

 

17 октября 2004 года – пожар уничтожил треть самого высокого, 56-этажного небоскреба Южной Америки, находящегося в Каракасе, столице Венесуэлы. 12 пожарных получили ожоги и увечья.

 

Рекомендуем ознакомиться:
- Киргизия. Министр ЧС К.Ташиев предлагает пожарным отделиться от МЧС по правилам.
- Огонь в небе. Можно ли обезопасить небоскребы от пожаров?.

 

Главная >  Ноябрь 2010