Звоните
8(919)770-20-38
(в Москве)
Главная >  Январь 2011 

 

Тушение пожара с вертолета. Как это происходит в Москве


В августе московский воздушный флот ожидает очередное пополнение – два вертолета Bк-117 С Эти легкие немецкие машины пополнят летный отряд “Московского авиационного центра” (МАЦ), будут поставлены на боевое дежурство и начнут курсировать между местами, где пострадали люди, и семью вертолетными площадками при крупнейших московских больницах.

 

Аэропорт “Быково” в жаркий летний день вполне можно назвать сонным. На летном поле пригрелись и дремлют маленькие частные самолеты и вертолеты.

 

Сонный аэропорт

 

Расписанное по минутам энергичное движение начинается с того момента, когда поступает сигнал о пожаре. В маленькой гостинице для летчиков на окраине Люберец дежурный экипаж получает команду “приготовиться к взлету”. По нормативу они должны подняться в воздух в течение 20 минут.

 

Только в зоне, где на открытой площадке стоят вертолеты МАЦ – один Ми-26Т и два Ка-32А ощущение абсолютного покоя пропадает. С первого взгляда видно что, как минимум, одна машина готова к взлету в любой момент. Сняты защитные чехлы, механики время от времени что-то делают снаружи и внутри вертолета, наконец, рядом с машиной аккуратно разложено готовое к употреблению ВСУ-5 – устройство для сброса на горящие здание пяти тонн воды.

 

К моменту получения “добра” экипаж уже находится в вертолете. Место командира занимает заместитель начальника летного отряда МАЦ Александр Калашников. Разрешение дано, машина плавно поднимается в воздух, под ней разматывается 30-метровая гибкая конструкция ВСУ-5.

 

Казалось бы, можно разместить дежурный экипаж и на территории аэропорта, это могло бы ускорить оперативность реагирования, но на практике в этом нет необходимости. Дело в том, что среднем те же десять минут уходят на получение разрешения на взлет. Необходимо получить “добро” Федеральной службы охраны, военных и так далее…

 

Со скоростью идущего человека

 

Через семь минут вертолет выходит на точку первого забора воды. Сверху непонятно, что за пруд выбрало навигационное устройство. Внизу различимо кладбище, судя по району - Рогожское. Пруд находится рядом. Ка-32 замедляет движение до “скорости быстро идущего человека” и заходит на забор воды. Бортмеханик уже прицепился внутри кабины специальным поясом, открыл дверь в хвосте машины и визуально контролирует процесс. ВСУ-5 – это, по сути, большой мешок из прорезиненной ткани от запорного устройства которого к кабине тянется эластичный фал.

 

На высоте 150 метров дым пожара на Юго-Востоке столицы виден из кабины вполне отчетливо. В Москве стоит полный штиль, и густой черный столб вертикально поднимается в небо.

 

“Вертушка” заходит на цель. Мешает вертикальный столб дыма – по инструкции вертолет не должен попадать в дымовую завесу ни на секунду.

 

Горят цеха и склады завода (как позже выяснилось – лакокрасочного на Подъемной улице). В центре длинного строения дыра метров десять в диаметре. Из нее вырывается пламя – перекрытия трех этажей рухнули, получилось этакое огнедышашее жерло. Пожарные со шлангами по крыше подойти близко не могут – слишком опасно и слишком сильный жар.

 

Отвалили – и снова к пруду у кладбища. 12 заходов, 12 сбросов, почти 60 тонн воды.

 

Командир и штурман могут наблюдать ситуацию на земле в маленькие форточки, проделанные в колпаке кабины Край дымового столба вертолет все же задевает. Зато и сброс максимально точен: часть воды охлаждает крышу, часть уходит прямо в огненную “геенну”.

 

Где-то на седьмом заходе из дыры пошел пар – попали в самое яблочко. После двенадцатого захода – отбой, дальше наземные службы дотушат сами. Машина разворачивается и летит “домой”. На всю операцию ушло меньше часа…

 

В “Быково” удается перевести дух и переговорить с командиром – Александром Калашниковым. Он лично вылетал практически на все пожары Москвы, где применялись вертолеты. В текущем году таких вылетов было четыре, а с 2005 года – 2 Каждый вылет летчик Калашников хорошо помнит, в каждом была какая-то своя “изюминка”.

 

Сквозь башню виден пол

 

– Каждый вылет на пожар бесценный опыт, - считает Александр Калашников. - Ведь так, как тушим мы – с вертолета в густонаселенном городе, не тушат больше нигде в мире.

 

Запомнились и сравнительно недавние боевые вылеты: в октябре прошлого года на тушение здания Московского института государственного и корпоративного управления на 3-й улице Машиностроителей и 7 февраля нынешнего, когда в Каретном ряду горел театр “Эрмитаж”. А вот когда горел старый Манеж, вертолет вообще не вылетал, не успел. Но это не помешало журналистам написать, что “поток воды, сброшенный с вертолета, достигал Кремлевской стены и окатывал стоявших там людей”.

 

Так что многое в истории пожаротушения происходит впервые.

 

ГУ “Московский авиационный центр” создано согласно с постановлением правительства Москвы от 26.07.2005 №546-ПП “О создании Реестра авиационной инфраструктуры г. Москвы”. МАЦ располагает пятью вертолетами – МИ26А, Ка-32А – два и Вк – 117 – два. Летный отряд формировался как авиационный полк, разделенный ни три эскадрильи, включающий в свой состав не менее 15 машин. «Газета «Вечерняя Москва»»

 

Справка “ВМ”

 

Рекомендуем ознакомиться:
- Тушение пожара с вертолета. Как это происходит в Москве.
- Григорий Щербаков. Брандмейстер, понимавший толк в лошадях.
- В Невельске сдали в эксплуатацию здания пожарной части и инспекции по маломерным судам (Сахалин).
- Дым без огня. В "черном списке" нарушителей правил пожарной безопасности школ не оказалось.
- В Чувашии после пожара, унесшего жизни двух взрослых и двух детей, проверили все подвалы и подъезды.

 

Главная >  Январь 2011